Афон обладает целительной силой

Мы с сыном поехали на Афон после кончины моей жены. Она сгорела меньше, чем за три месяца, и наше горе – мое и двоих наших детей невыразимо никакими словами. Мы поехали в Грецию, чтобы как-то пережить утрату, подальше от московской квартиры, где все напоминало о нашей любимой маме.

Сыну только исполнилось шестнадцать, а дочке – четырнадцать. И мы с сыном решили поехать на Афон, как предложила менеджер туристической фирмы. Дочку оставили в отеле на попечение пожилых супругов, с которыми познакомились во время отдыха, и поехали.

Мы сразу отправились в русский Свято-Пантелеимонов монастырь, потому что хотели с кем-то из духовных людей поговорить о нашем горе, а как это еще сделать, если не на родном языке? Нас встретил гостиничный
брат, разместил в келье, разговорились.

Оказался молодой человек из Москвы, закончивший истфак МГУ, нашлись и общие знакомые. Говорили мало, но как-то сразу отношения сложились – настоящие, доверительные. Монах предложил сходить на Силуанову мельницу – благо это совсем недалеко.

Я с радостью согласился, так сложилось, что Силуан Афонский – один из «моих» святых. Книга о нем, в которую входят и его бесценные, я считаю, записки – была одной из первых духовных книг, которые я прочитал в жизни. Мой сын отказался идти с нами, сославшись на усталость, на самом деле это была хандра, или, проще говоря, депрессия. Так и дома, он ложился на диван и лежал, ничего не делая. Уговаривать было бесполезно, и мы пошли на мельницу старца Силуана вдвоем – брат N и я.

По дороге мы общались, именно общались, а не болтали, как это иногда бывает при случайных встречах. Говорили о старце Силуане, о той великой любви, которая изливается из написанных им строк. И что, читая их, тоже можно встретить Живого Бога, как и в личном общении со святым человеком. Я спросил, нет ли в обители старца, с которым можно было бы поговорить, и как-то невзначай рассказал о нашей семейной беде.

Брат N слушал внимательно. Не ожидая никакого ответа от такого молодого человека, я замолчал, погрузившись в собственную боль. И вдруг заметил, что этот юноша украдкой вытирает слезы. Он страдал вместе со мной. Не знаю, что случилось, мои слезы хлынули потоком, в них изливались безысходность и безнадежность и уходили от меня навсегда. Так мы сидели у Силуановой мельницы, молча. Но что-то сверхъестественное происходило с моей душой.

Что это? Я думаю – это целительная сила Афона достигла моего сердца через молодого монаха, который уже научился любить ближних в Боге и брать на себя их боль.

Потом мы с сыном исповедовались, разговаривали с духовником, причастились Святых Таин. Целительная сила Божественной Любви, которая становится ощутимой и даже видимой на Святой Горе, коснулась наших душ.
И не только наших. Дочка, которая не улыбалась после маминой смерти, встретила нас улыбкой. И, верю, как сказал афонский духовник, что наша любимая мама радуется в том мире, когда мы служим Богу и людям, и не унываем. Веру эту мы увезли в своих исцеленных душах со Святого Афона.

Записи по теме

.